Катерина Рабей. Топ-5 ошибок ведущих.

QAMistakesЕсть ли разница между тем, кто купил набор скальпелей и предлагает свои услуги в качестве доктора, и профессиональным хирургом? Лично для меня ответ очевиден. Это, конечно, очень гротескный пример, но он является хорошей метафорой вопроса, который становится очень актуальна: профессионализм тех, кто берется вести игры.

Есть одна аксиома, которая работает в 90% случаев: если что-то из разряда элитарного становится массовым, оно теряет свое качество.

Массовое распространение игр — это здорово с той точки зрения, что у каждого есть возможность попробовать себя в роли игрока. Плохо то, что каждый может купить комплект игры, прочитать правила и объявить себя Ведущим.

Игра — инструмент, которым можно как помочь, так и навредить (хотя на первый взгляд это может быть не очевидно). И к моему огорчению, в воздухе просто витают истории, послушав которые волосы на голове становятся дыбом. Становится жутковато и за тех, кто считает, что простое приобретение игры уже делает их профи , и за тех, кто попадает в руки к таким “профи”, и за то, что после такого опыта может возникнуть неверное представление об играх вообще.

Услышав очередную страшилку про ужасного потрошителя ведущего, я решила написать топ ошибок, с которыми сталкивались мои знакомые и я лично.

1. Попадание в точку. Больную.

Вопросы, которые люди приходят решать с помощью рефлексивно-деятельностных и трансформационных игр, нередко бывают “наболевшими”, а значит идут бок о бок с нарывами, мозолями, старыми шрамами…. Чтобы избегать попадания в травматические области, или же работать с ними предельно аккуратно, необходимо обладать целым набором навыков, которые развиты (да и вообще есть) далеко не у всех.

Загнать игрока в травматическую область — вообще не трудно (даже стараться не обязательно, это может сделать и метафорическая карта, и случайный вопрос от другого игрока). А вот вывести оттуда, не превращая игру в сеанс психотерапии, не навязывая свое мнение, не оставляя игрока с неразрешенной проблемой и при этом не нарушая групповую динамику и не стягивая все внимание на одного игрока — намного сложнее.

Задача напоминает попытку жонглировать яблоками, одной ногой стуча в барабан, а другой прыгая на “классиках”. При этом играя на дудочке.

2. Незавершенный гештальт.

Вторая проблема, о которой я наслышана, это “Незавершенный гештальт”.

Игры призваны отвечать на вопросы. И некоторые вопросы вполне предполагают, что ответом на них будет добрая сотня новых, свежеиспеченных вопросов 🙂 Только даже если оно так и происходит, игрок должен уходить с этим “богатством” радостный и воодушевленный, с ощущением завершенности старых процессов и за счет этого закономерным рождением новых, свежих и вдохновляющих. А не угнетенный тщетностью бытия, бренностью жизни и бессмысленностью поисков каких бы то ни было ответов.

3. Причинение добра и нанесение тяжкой радости.

Это, пожалуй, самая частая ошибка о которой я слышу. Готовые ответы вместо помощи в интерпретации, попытки учить “как надо” и “правильно”, превращение игры в терапию (и если профессиональную — то это, считайте, сильно повезло) или, что еще хуже, попытка убедить игрока в том, что мнение ведущего правильнее только потому, что он ведущий (читай — авторитет).

Некоторые могут спросить — ну и что? Терапия — это даже лучше, чем игра. Но давайте оставим терапию для сеансов, а игры — для игр. Хороший ведущий — тот, кто помогает найти оптимальное решение самому игроку, а не предлагает ему готовые варианты.

И пожалуйста, оставьте “объективное” мнение за дверью, игры — это царство субъективности.

4. Тайминг.

Лично для меня тайминг — это самое сложное. Почему? Простой пример: Один игрок в среднем отвечает на свою позицию (работает с кубиками, карточками, делает задание — не важно) 5 минут. Второй игрок делает все тоже самое за 20. Т.е. по факту, второй получил времени и внимания в 4 раза больше, чем первый. Почему так?

На первый взгляд — это несправедливо. Но если один пришел с занозой, а другой — с аппендицитом, то все вполне логично. Но у нас все-таки стол игровой, а не операционный, и хороший врач ведущий убедится, что заноза — всего лишь заноза, и там нет чего-то еще, а аппендицит — это действительно аппендицит, а не острая нехватка внимания 😉

На этом же примере со временем можно рассмотреть еще один момент — тот, кому нужно 5 минут, скорее всего немногословен в течении игры, а второй — наоборот. И если не управлять этим (останавливать тех, кто говорит слишком много, и вовлекать тех, кто излишне молчалив) — не будет никакой групповой динамики.

А еще это может быть примером того, что у каждого человека — свой темп. А на игре эти разные темпы нужно привести если не к единой для всех скорости, но хотя бы к общему ритму.

И если ведущий не умеет обращаться со временем — очень высок шанс незавершенных гештальтов, отсутствия единого игрового процесса и томительного ожидание своей очереди для каждого игрока. Прямо как в поликлинике.

5. Личное отношение.

Личное отношение — это, пожалуй, еще хуже терапии на игре. Профессионализм ведущего заключается в умении убрать свою личность из процесса и оставить только Наблюдателя, который фасилитирует процесс. А личное отношение ведущего может привести к следующим осложнениям:

  • эмоциональным реакциям (на вопрос, на игрока, на взаимодействие между игроками…)
  • сужению коридора восприятия и, как следствие, перспективе упустить что-то очень важное.
  • навешиванию “ярлыков”
  • превращению из ведущего в “гуру” (если это произошло, знайте: перед вами не ведущий, перед вами — оборотень)
  • спорам и дебатам
  • отдалению от разгадки, а не наоборот

В общем, как уже писалось выше, все лишнее оставляйте за дверью. Даже себя. Особенно — себя. Можно положить рядом с “объективным мнением”, главное не забудьте забрать на выходе.

Мне бы очень хотелось, чтобы когда-нибудь этот список ушел в разряд городских легенд, но пока что это — суровая правда. Поэтому граждане, будьте бдительны и остерегайтесь подделок.

FacebookLinkedInVKTwitterLiveJournalЕще